ТИХО ПОЕТ ГАРМОНЬ ВЕТЕРАНА…

Живет в селе ветеран… Мало их остается среди нас, участников тех сражений, людей большой воли и сильного характера. В потоке будней вряд ли успеваем мы радовать их грустные лица, сглаживать раны от потерь на их сердцах…
В тихом уголке села Звериноголовского, в домике, хранящем память о живших в нем, оберегающем тех, кто ещё живет, играет гармонь. Нет, не веселый пир здесь празднуют хозяева. «Тоскливо становится, вот и играю» — признается герой этих строк. Там, за плечами длинная жизнь, оставлявшая на сердце больные рубцы.
Леонид Андреевич Украинцев родился 4 ноября 1921 года на новосибирской земле. Но когда мальчику не было и года, его семья переехала в Усть-Уйский район Челябинской области, в деревню Меркулово. А спустя восемь лет родители снова поменяли место жительства, и оставшуюся часть детства Леонид Андреевич провел в деревне Новоникольская Звериноголовского района. Здесь пошел в начальную школу, причем ходил в близлежащие Острова, и в Романовку, а в пятом классе стал обучаться в Прорыве. Впрочем, школу так и не закончил, о чем сам говорит с некой строгостью: «Лень было. И сильно влекла к себе техника. Вот и решил поступить на курсы трактористов». Обучался машинному ремеслу молодой парень в Звериноголовской школе механизации.
5 мая 1941 года Леонида призвали в Красную армию. Сбор юношей организовали в д. Лысухино, оттуда будущих солдат отправили в райвоенкомат. Потом отвезли в Юргамыш, и на поезде – до Брест-Литовска. Там Леонид Украинцев встретил своих земляков, прошел курс молодого бойца. Находился во втором транспортном батальоне. Здесь и застала его Великая Отечественная. Недавно смотрела современный фильм о том, как встретили войну на советской границе. Авторы уверенно показывают, что нападения Гитлера ожидали не только среди руководящего состава воинских частей, но и среди рядовых солдат. В разговоре с Леонидом Андреевичем спрашиваю о том, насколько неожиданным было нападение немцев. «Вот представьте, — рассказывает мой собеседник, — 21 июня перегнав боевые машины в летний парк, мы сняли борта, чтобы добавлять, поскольку они были низкими. А утром – война. Никаких разговоров о нападении не было. Мы только видели, что в Германию из Белоруссии шли поезда с хлебом. Нам объясняли: торговые отношения, дружба государств». Тогда Леонид Андреевич не мог не согласиться с  народной пословицей: «Дружить дружи, а камень за пазухой держи».
Молодому зауральскому парню и не представлялось, насколько может быть страшной война, какими могут быть опасными бомбежки. Вчерашний мальчишка на всю жизнь запомнил эти первые минуты нарушенного мира: «Самолеты летят, строчат. Бросают гранаты. Мы бежим в парк – воентехник 2-го ранга, я и ещё один боец. Прицепили борты. Нас направили возить снаряды к танкам. Первый раз отвезли, второй. Воентехник кричит: «Не поедем!». И тут командир части достает пистолет. Кричит: «Поедете! А в третий раз ранили». Леонид Андреевич получил ранение в левую ногу, осколок прошел сквозь дверку.
Отступали по направлению к Москве. Проезжали через Бобруйск, реку Десну, Горачев. Привезли в Нарофоминск. Оттуда направили в Черниховские лагеря. Так Леонид Андреевич Украинцев попал в 383 отдельную автороту, обслуживающую штаб Калининского фронта,  которым командовал Баграмян. Ну а когда началась отступление немцев от Москвы, рота направилась к Пскову, продвигаясь к Риге, потом дальше и дальше. И на Кенигсберг, к Балтийскому морю. 4-го апреля немцы сдали город. Пленных врагов направляли в Латвию. А советские солдаты получали награды. В числе их был и Л.А. Украинцев.
«Ну а 9-го мая мы встречали победу, – рассказывает Леонид Андреевич, — радостно встречали. Гремел Юрий Алексеевич Левитан, объявляя о поверженном рейхстаге. Мы сначала молчали. А сердца колотились…».
Началась демобилизация. А сержант Украинцев остался командиром отделения проводить курс молодого бойца. На Родину смог вернуться только в 46 году. И уже в Зверинку, поскольку родители его переехали сюда. Правда, направляясь домой, он этого не знал. Приехал в Курган, прошелся по грязному городу с деревянными мостовыми, направился в диспетчерскую. Там сказали, что машина на Зверинку скоро отходит. Подошел к водителю, договорился. Доехали до Плотникова, а машина встала. Шофер предложил подождать, но Леонид Андреевич отказался. Вышел, отдал себе приказ: «Шагом марш!». В шесть вечера взору его открылись родные МТС, авторота, и, наконец, церковь. Стоял октябрь. Вернувшийся с боев солдат подошел к обочине грейдера, наклонился к земле и стал рвать траву. Рвать и подносить к лицу. Как же пахла она, родная!
Встретился по дороге знакомый: «Здравствуй, Лёня! Вернулся!». Земляки поговорили, и Леонид Андреевич признался, что собирается в силу позднего часа переночевать в Зверинке, а с утра – домой. «А что же не сразу домой?». «Так 35 километров» — отвечал Украинцев. И вот новость – родная семья теперь живет здесь, отец работает в «Заготскоте». И направился солдат к родным. «Захожу и вижу: сидят за столом Саша, Ваня, Валя. Такие родные лица». Семья у Украинцевых была большой – 10 детей. «Теперь в живых нас осталось только четверо» — грустно вспоминает наш герой.
Леонид Андреевич устроился на работу в «Заготскот». До 48-го года ходил холостым. Правда, еще до армии был у него горький опыт нежеланного брака, но его супруга в годы войны позабыла про воюющего мужа, да и сошлась с раненым демобилизованным. Осторожничал теперь бывший супруг и не торопился в выборе новой жены. Но судьба подарила случайную встречу. Хотел сосед познакомить со своей свояченицей, но той не оказалось дома, зато познакомил с другой девушкой – Марусей. Случай, но на всю жизнь. Бок о бок с Марией Михайловной прожил он 57 лет. Родились два сына – Александр и Николай. Глава семьи 19 лет отработал в «Заготскоте» и 17 – в больнице.
Ещё на фронте Леонид Андреевич стал замечать, что подводят глаза. С годами зрение ухудшилось. 2-ю группу инвалидности ему назначили почти сразу после фронта. Однажды получил путевку в Одессу. Врач санатория, где отдыхал Украинцев, направил его в известный на весь Союз институт. Проверили, назначили эффективные лекарства. Вернулся домой. В местной больнице проставили прописанные уколы. Препараты скоро закончились, а ехать в Одессу во второй раз возможности не представилось. В итоге назначили 1-ю группу инвалидности по зрению. Сейчас левый глаз ветерана практически не видит, правый же иногда очень слабо реагирует на движущуюся руку вблизи.
Немало потерь выпало на судьбину Леонида Андреевича. Он потерял обоих сыновей, а почти три года назад  не стало его бабушки. Тихо оставила она своего Леонида. Тяжело вздыхает мой собеседник, горюя о родных людях. Безмерно благодарит внука Александра, помогающего дедушке всегда и во всем. Радуется приездам внучки Елены, её гостинцам и вниманию. Растут правнуки.
… В залитой летним солнцем комнате, на кровати лежит гармонь. Берёт её в руки ветеран и играет мотивы. В музыке и заливистая радость, и неизмеримая грусть, и любовь, и тоска и ещё многое, многое, что проносится через всю жизнь.
Надежда Алексеева

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Разработка sov-link
Яндекс.Метрика